Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Как ЛГБТ-пропагандист губит московский театр имени Гоголя



Скандально-известный «Гоголь-центр» ввязался в историю с убытками в размере 80 миллионов рублей, и в связи с этим театр может закрыться в ближайшее время.

Ранее о финансовых трудностях «Гоголь-центра» заявила новый директор театра Анастасия Голуб.

Выяснилось, что при худруке центра - Кирилле Серебрянникове - в театре «не происходили отчисления во внебюджетный фонд и налогов по физическим лицам», а также наблюдалось «отсутствие ведения плановой финансовой хозяйственной деятельности».

Голуб заявила, что в связи со сложившейся ситуацией она вынуждена приостановить заключение договоров на новые постановки, однако спектакли, заявленные в репертуаре, будут идти.

«Созданный худруком театра Кириллом Серебренниковым репертуар востребован зрителем - это главный показатель театра. Но абсурд ситуации заключается в том, что при таких высоких художественных стандартах, экономические показатели плачевны», - отметила она.

Вообще, Гоголь-центр – это государственное бюджетное учреждение культуры города Москвы.

Раньше он назывался Московским драматическим театром имени Н. В. Гоголя, однако после неожиданного назначения Серебрянникова в 2012 году театр поменял свое традиционное имя на более «современное».




Бенефициаром назначения одиозного режиссера на пост директора гостеатра стал бывший руководитель столичного департамента культуры Сергей Капков, что тоже неудивительно: Серебрянников считается другом Ксении Собчак (а в это время именно Ксюша «тусовалась» с Капковым).

После этого внутри учреждения культуры начались серьезные противоречия.

Взбунтовалась театральная труппа, возмущенная тем, что к руководству театра приходит человек, даже не имеющий высшего театрального образования (сам Кирилл Серебрянников по образованию «физик-математик», и в театр пришел как «любитель»).

«Назначение художественным руководителем Серебренникова, призывающего к свержению принципов системы Станиславского, отрицающего русский психологический театр - это мощный толчок к гибели российского театра», - заявили актеры в своем открытом письме.

После демарша актеров Серебрянников попросту предложил труппе «написать заявления», а сам на время скандала перебрался за границу.

А затем стало известно о переформатировании театра в «Гоголь-центр» с тремя труппами-резидентами, программами кинопоказов, концертов, лекций и открытых дискуссий».

Обновленный «Гоголь-центр» был открыт 2 февраля 2013 года.


Вообще, во всей этой темной истории, возможно, скрывается сразу несколько «скелетов в шкафу».



Сам Кирилл Серебрянников – весьма свободолюбивый деятель с очень нестандартными взглядами на российскую действительность.

Он неоднократно становился объектом резкой критики со стороны культурной и политической общественности, например, за использование гомосексуальных образов и вообще чрезмерное увлечение «сценическим развратом».

Серебрянников разделяет «креативные» взгляды Марата Гельмана и прочих популярных «галеристов».


Неудивительно, что вокруг его персоны ходят разные слухи, в том числе и частные обвинения в нетрадиционной сексуальной ориентации. Да и сам он горазд подлить масла в огонь: например, в феврале 2013 года, отвечая на вопрос журнала The New Times, Серебрянников открыто поддержал гомосексуальных подростков.

И неудивительно, что в «Гоголь-центре» уже презентовали фильмы про историю Pussy Riot или, например, скандальный фильм про детей-ЛГБТ «Жизнь Адель», или ставили спектакли с «пропагандой гомосексуализма и педофилии», как заявлял о постановке «Отморозки» депутат и неутомимый борец с оранжизмом Евгений Федоров.



Еще один скандал разразился в 2013 году, когда стало известно о намерении Серебренникова снять фильм «Чайковский» по собственному сценарию, где, как вы, наверное, уже догадываетесь, великий композитор должен был представлен именно с позиции его нестандартной сексуальной ориентации.

Серебрянников даже «пробил» финансирование для Чайковского: Минкульт выделил на поддержку этого проекта 30 миллионов рублей из необходимых 240 миллионов, однако из-за разразившегося скандала Фонд кино отказал в дальнейшем финансировании съёмок картины.

Теперь Серебренников говорит о намерениях искать средства на проект за рубежом. И я не удивлюсь, если он найдет там поддержку – так, как известно, к пиару известных гомосексуалистов особое отношение. Тем более, если попутно можно убить двух зайцев – и унизить образ великого русского композитора, и лишний раз продвинуть гей-пропаганду среди российских зрителей.

Возможно, кстати, что громкая отставка Капкова была частично связана, в том числе, и кадровой политикой, которую он проводил как чиновник, ответственный за столичную культуру.

Что же до Серебренникова, то, как показала практика, его «концептуализм» и увлечение ЛГБТ-продвижением только привели «Гоголь-центр» к экономическому дефолту.  

Российский театр очищается от скверны

На мой, взгляд весьма позитивная тенденция наметилась в среде отечественных театральных и культурных подмостков.

Я бы назвал ее «культурным самоочищением».

Тем более, что в большинстве случае «очистительные» инициативы поступают снизу, из самой театральной среды.

Вот и актеры Псковского академического театра выразили решительный протест «похабщине» и «обнаженке» на театральной сцене!

33728.jpg

Речь идет о пьесе под названием «Банщик» скандальной режиссерши Варвары Фаэр, которую, видимо, с особым упорством протаскивают на псковскую сцену местные ответственные за культурно-массовую работу с населением. Ее премьера должна была состояться на псковской сцене 16 апреля.

В результате сами актеры псковского театра пожаловались министру культуры России Владимиру Мединскому на содержание пьесы, где присутствует «нецензурная брань и обнаженные пьяные женщины».

Это открытое письмо подписали больше половины членов труппы.

«Пьеса вдруг превращается в очень типичное сегодня, предсказуемое произведение современного искусства, ожидаемое, понятное в наших сегодняшних культурных реалиях. Безусловной интригой для гурманов станет степень оголенности артисток, ведущих свои монологи в общественной бане», - заявлено в письме актеров.

А в среду с утра стало известно, что Мединский готов встретиться с актерами псковского театра:

«Делать какие-то выводы на основании только этого письма нельзя. Рассматривается возможность встречи Владимира Мединского с коллективом псковского театра. Несмотря на то, что это региональная история, Минкультуры России будет следить за ситуацией», - заявила пресс-служба Минкульта.

Собственно, про Варвару Фаэр я уже слышал раньше. Ее спектакли регулярно запрещали, то в Питере, то в Москве, и всегда по причине чрезмерного насыщения откровенной вульгарщины. В ее спектаклях традиционно присутствуют полуголые люди, тиражируются образы сумасшедших, издеваются над местными властями, в общем, задействованы все средства для привлечения внимания публики.

Но и как итог всей этой вакханалии – госпожа Фаер имеет соответствующий пиар – такая «театральная Пусси»...

Безусловно, и актеры, и режиссеры имеют право на свое мнение и творческое видение. И я здесь не пытаюсь обвинить спектакль «Банщик» в том, что он не имеет права на существование.

Конечно, имеет! Но – не на «бюджетной» сцене… Тут уж, извините, должны работать другие правила игры.

Соглашусь с тем, что шум вокруг псковского театра стал продолжением скандальной истории с запретом оперы «Тангейзер». Тогда с одной стороны сошлись РПЦ и православные активисты, а также Минкульт и депутаты Госдумы, а с другой – театральное сообщество.

И пока первые требовали от Мединского немедленных административно-кадровых решений, вторые - театральные мэтры вроде Марка Захаров, Александра Калягина, Олега Табакова и Евгения Миронова - восприняли громкое увольнение режиссера Мездрича, как посягательство на их право творить!

Вопрос о том, что можно ставить на «государственной сцене» а что - нельзя, безусловно, остается открытым.

Но актеры Псковского академического театра на него, видимо, уже ответили...

Кто выступает за «похабное искусство» в России?



Многие общественные и политические деятели уже высказались относительно скандала вокруг увольнения директора Новосибирского оперного театра Бориса Мездрича.

Напомню, что по решению Минкульта, господин Мездрич был уволен со своей должности «за невыполнение указаний учредителя».

Причиной увольнения стал скандал вокруг постановки оперы «Тангейзер».

Содержание оперы в нескольких предложениях живописно изобразил на своем блоге телеведущий Владимир Познер:

«Поскольку не все в курсе, вкратце расскажу суть дела. В декабре прошлого года, в театре состоялась премьера оперы Вагнера «Тангейзер» в постановке молодого режиссера Тимофея Кулябина. Как сейчас это модно, он внес свое видение в оперу.

Действие происходит сейчас, а главный герой, некто Генрих Тангейзер, является кинорежиссером, который снимает фильм о неизвестном периоде жизни Иисуса Христа. При этом Христос ведет, скажем так, несколько распущенный образ жизни. Опера получила много лестных отзывов, пользовалась популярностью, но не у всех», - подытожил телеведущий.

После премьеры оперы митрополит Новосибирский и Бердский Тихон обратился в прокуратуру.

По мнение иерарха, постановка Бориса Мездрича нарушает права верующих, оскорбляя их чувства.


По мнению митрополита, такие постановки могут привести к последствиям вроде теракта в редакции сатирического журнала Charlie Hebdo в Париже.

1425213200_11.jpg

После обращения митрополита прокуратура возбудила административные дела в связи с «осквернением предметов религиозного почитания» в отношении режиссера Тимофея Кулябина и директора Новосибирского оперного театра Бориса Мездрича.

Теперь на место Мездрича назначен Владимир Кехман, гендиректор Михайловского театра, которому придется совмещать руководство петербургским Михайловским и Новосибирским оперным театрами.

Итак, общественность раскололась!

С одной стороны – РПЦ и православные активисты, Минкульт и депутаты Госдумы. Они требовали извинений от авторов скандальной оперы и последующих кадровых решений со стороны Владимира Мединского.

«Такое творчество хорошо закончится не могло. На одной чаще весов лежал кураж режиссера, а на другой жизнь простых людей. Увольнение - это попытка предотвратить волнения в обществе», - заявил, к примеру, глава профильного комитета по общественным организациям и религиозным объединениям Госдумы Ярослав Нилов.

«Я человек не православный, но в данном случае считаю, что постановщики спектакля должны извиниться перед православной церковью. Суд их не наказал, к сожалению. Я бы наказал», - резал по живому депутат Иосиф Кобзон.

Немало деятелей культуры решили поддержать Бориса Мездрича и его коллегу.

Среди них – такие театральные мэтры, как Марк Захаров, Александр Калягин, Олег Табаков, Евгений Миронов, Чулпан Хаматова, а также другие известные деятели культуры - Борис Гребенщиков, Зураб Церетели, Галина Волчек и другие.

Как выяснилось, мэтры восприняли громкое увольнение Мездрича, как посягательство на их право творить!

И вот здесь я позволю себе вмешаться…

То, что директор театра (уже бывший) сделал своей опере пиар на скандале, связанном с оскорблением чувств верующих – вполне понятно, как, собственно, и причины, побудившие его к подобной постановке.

Похабное искусство – оно ведь тоже искусство, верно?

И на каждую постановку найдется свой зритель…


И ведь наверняка ни Олег Табаков, ни Марк Захаров, не стали бы использовать в своих постановках такую откровенную религиозную похабщину, прекрасно понимая, что такая «свобода творчества» в лучшем случае закончится разочарованием со стороны зрителей.

Это – прямой отсыл и к другим подобным «проявлениям свободы творчества», вроде плясок порно-панк-коллектива Pussy Riot в Храме Христа Спасителя или извращенных гельмановских выставок. Называть их «культурой» - язык не поворачивается, однако «творчеством» назвать вроде можно…

«Понятно, что ни Кулябин, ни Мездрич без работы не останутся. Но в связи с этой историей и не только этой, все-таки, может, стоит вернуться к закону о защите чувств верующих, присмотреться чуть-чуть, нет?», - задается вопросом Владимир Познер.

Я же думаю, что перечитать букву закона стоит, все-таки, господам Кулябину и Мездричу. Чтобы потом не возникало вопросов – что можно «творить» на сцене государственного культурного учреждения, а что нельзя!

Тем более, за государственные деньги…