Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

США и Китай начали «гибридную войну». Что дальше?



Китай пытается бросить вызов американской гегемонии, однако среди главных приоритетов Пекина - контроль морских торговых путей, посредством которых распространяется китайская продукция по планете и обеспечивается экономический рост страны.

И отсюда следует необходимость дальнейшего развития военного флота Китая, и те огромные инвестиции, которые сейчас запускает Пекин на свои ВМФ, на обеспечение ПВО и ПРО, на развитие космической связи и навигации.

В ближайшее время американо-китайское отношения могут продолжить свое обострение, и основными трендами станет двусторонняя торговая война, наращивание военно-морской и космической мощи Китая, а также вопрос ядерного разоружения Пхеньяна, где Китай вряд ли станет на сторону США.

Что касается политического давления Китая на КНДР, то здесь речь идет о политических спекуляциях вокруг подписанного 12 июня в Сингапуре совместного документа о готовности Пхеньяна к денуклеаризации Корейского полуострова.

По сути, пока США пытается разыграть «тайваньскую карту», раздражая тем самым Китай на фоне непростого внешнеполитического фона, Пекин не теряет времени зря и начинает оказывать дополнительные знаки внимания лидеру КНДР Ким Чен Ыну. Речь идет, в том числе, о дополнительной экономической поддержке Пхеньяна со стороны Пекина.

Напомню, что на днях завершился двухдневный визит в КНДР госсекретаря США Майкла Помпео, и эта поездка не привела к взаимопониманию по самым важным вопросам. Пхеньян уже заявил, что Вашингтон в одностороннем порядке настаивал на полной денуклеаризации, и назвал американские условия «грабительскими». В свою очередь, Помпео заявил, что санкции будут действовать до окончательной денуклеаризации Северной Кореи.

Необходимо также понимать, что Трамп и не ждет реального разрешения северокорейской проблемы. Переговоры с лидером КНДР были направлены, прежде всего, на повышение рейтинга самого Дональда Трампа в преддверии выборов в конгресс США.

Реальная же проблема для США, как и истинная цель перемещений американских АУГ в акватории АТР, – это Китай. И Пекину уже не хочется «сохранять лицо» в конфликте с США: экономическое давление со стороны Вашингтона не только оскорбляет крупнейшую экономику мира (ВВП Китая уже несколько лет превышает ВВП США), но и ставит под сомнение надежность рынков сбыта китайской продукции в ближайшем будущем. Нельзя забывать, что «на пятки» Китаю наступает Индия со своим глобальным рынком дешевой рабочей силы, а также третья в мире по ВВП экономика Японии.

При этом, не стоит ждать от США реальных агрессивных действий против Китая. Это противостояние приобретает черты «гибридной войны», схожей на конфликт США и России. И здесь могут быть использованы все механизмы кроме прямого военного столкновения – от экономических санкций и кибератак до попыток смены политических режимов союзников и иных форм гибридного вмешательства.

США уже подливают масло в огонь своими перемещениями воинских контингентов в АТР, проходом боевых кораблей через Тайваньский пролив, и ежедневной антикитайской риторикой, доносящейся из Белого дома...

Обаму гонят в отставку из-за надвигающегося дефолта в США

911067

Вчера ветераны американских Вооруженных сил провели митинг у Белого дома.

Демонстранты держали в руках транспаранты с надписями: «Обама, тебе должно быть стыдно» и требовали отставки американского президента, если он не сумеет договориться с парламентом.

Все это напоминало уже подзабытые противостояния между протестующими и администрацией Клинтона, который чуть не лишился кресла президента из-за сексуального скандала.

Однако теперь все гораздо серьезней: США грозит дефолт, которые может быть объявлен уже через 3 дня - 17 октября.

Ситуацию обостряет и тот факт, что переговоры администрации Обамы с республиканцами закончились полным провалом, и проблема повышения объема государственного долга, как дамоклов меч, завис над «дядюшкой Сэмом».

Ситуация патовая для Обамы – даже если он уговорит конгрессменов увеличить госдолг, то ему придется отложить реформу здравоохранения, как минимум, на пару лет, а следует напомнить, что в свое время эта реформа стала ключевым пунктом предвыборной программы Барака Обамы.

Собственно, и повышение госдолга – это вынужденная мера: США уже «торчат» китайцам целый годовой бюджет страны. Что будет дальше – будет зависеть от способности Обамы к диалогу с парламентом, а администрации США - к диалогу с Китаем и другими финансовыми центрами.

"Черный вторник" в США грозит обернуться дефолтом



Соединенные Штаты охватывает преддефолтное состояние: Обама отменяет запланированную поездку на саммит глав стран Юго-Восточной Азии в Малайзии, а в городах США закрываются госучреждения, музей и парки.

Но все это лишь зарница перед грозой, которая может разразиться, если США, которые и так обладают самым огромным госдолгом в мире размером в 17 трлн. долларов, погрузятся в состояние технического дефолта.

И об этом предупреждает американцев Барак Обама, который валит теперь все беды на парламентариев-республиканцев:

«Если Конгресс не пересмотрит теперь отношение к своей работе, то действия республиканцев приведут к тому, что мы впервые в истории окажемся в состоянии дефолта по своим долговым обязательствам. И это будет намного опасней, чем остановка работы Правительства. Так что конгрессменам теперь надо понять, как поднять потолок госдолга», - заявил Обама.

Между тем, «черный вторник» уже отразился на американских реалиях: чиновники уходят в неоплачиваемые отпуска, а общественные площадки - музеи, национальные парки - и многие федеральные госучреждения просто закрываются. Такого американцы не помнят с 1996 года.

Парламентский кризис отразился даже на спецслужбах и спецагентстствах США. Например, в неоплачиваемый отпуск во вторник ушли 97% сотрудников NASA, и прекратил работу сайт агентства и прекратились трансляции на телеканалах NASA TV.

И даже старт
межпланетного аппарата MAVEN, старт которого к Марсу запланирован на 18 ноября 2013 года, теперь под угрозой...

Как предавали Россию. Егор Гайдар. Часть 1

Как предавали Россию. Е. Гайдар. Часть 1

Почему-то глава кабинета министров РФ считал, что уход из жизни людей, неспособных противостоять реформам, — дело естественное, рассказывает платформа "Русь".

После смерти Егора Гайдара 16 декабря 2009 года российские либеральные круги затеяли не то чтобы политический, а скорее нравственный реванш в надежде реабилитировать героев эпохи 90-х, выброшенных страной за их заслуги на свалку. Автор экономических реформ предстал в воспоминаниях единомышленников в образе либерального святого, великого ученого мужа, экономиста и крупного государственного деятеля, спасшего страну от неминуемого голода и неизбежной войны. Известный исследователь творчества Михаила Булгакова Мариэтта Чудакова даже написала весьма храбрую книгу о Гайдаре, по художественному жанру располагающуюся где-то между житиями святых и произведением «Ленин и печник». Книга эта называется «Егор: Биографический роман. Книжка для смышленых людей от десяти до шестнадцати лет».

Нашлись в толпе провожающих Гайдара и другие бытописатели — например, Гавриил Попов и Юрий Лужков, которые вспомнили о покойном такой, среди прочих, эпизод. «Был февраль 1992 года. На совещании, которое вел Егор Тимурович, рассматривались неотложные меры по финансированию социальных программ. <…> Шло обсуждение социальных вопросов по строительству школ, по пенсиям, к тому времени почти обнуленным, по сбережениям граждан, тоже превратившимся в пыль. И все тот же один из авторов этой статьи проинформировал Гайдара о том, что в Зеленограде наша медицина зафиксировала 36 смертей из-за голода. На это Гайдар ответил просто: идут радикальные преобразования, с деньгами сложно, а уход из жизни людей, неспособных противостоять этим преобразованиям, — дело естественное. Тогда его спросили: Егор Тимурович, а если среди этих людей окажутся ваши родители? Гайдар усмехнулся и сказал, что на дурацкие вопросы не намерен отвечать».

В то же самое время, пока либеральная интеллигенция провожала Гайдара патетическими восклицаниями, оставшийся в живых после его реформ народ в массе своей поминал реформатора бранью. В отличие от либералов-западников простое, неискушенное и не по-модному патриотически настроенное народонаселение России видит в реформаторе 1990-х как раз не спасителя от голода, разрухи и войны, а виновника всего вышеперечисленного. Впрочем, как раз мнение народонаселения самого Гайдара трогало, судя по всему, крайне мало — как и вообще судьба страны, попавшей ему в руки на кривой дороге российской истории.

А между тем цифры суровой официальной статистики неумолимы: ВВП, который начал снижаться в 1989 году, с каждым годом продолжал резкое падение и в 1996 году снизился до 58,2% к уровню 1989 года. Примерно на этом показателе ВВП оставался до 1999 года. Средние реальные доходы населения в 1992 году сократились почти в два раза по сравнению с уровнем 1991 года, у трети населения (42,6 млн человек) доходы опустились ниже прожиточного минимума. Материальное состояние семей, согласно опросу ВЦИОМ, снизилось настолько, что 54% россиян «еле сводили концы с концами», 31% — «жили более или менее прилично», 9% находились «за гранью бедности» и лишь 4% не испытывали затруднений. В 1992 году (по сравнению с 1991 годом) потребление мяса и мясопродуктов сократилось на 14%, молочной продукции — на 15%, рыбы и рыбопродуктов — на 20%, сахара и кондитерских изделий — на 13%. Зато увеличилось потребление хлеба и хлебопродуктов — на 4%, картофеля — на 6%: калорийность питания пришлось поддерживать за счет более дешевых углеводов. Социолог Сергей Кара-Мурза писал: «Уже в 1992 г. произошло резкое и глубокое ухудшение питания большинства населения», а директор Института проблем рынка РАН Николай Петраков отмечал, что «именно при Гайдаре как раз и появились голодные люди». По данным Госкомстата, ухудшение уровня жизни и питания началось в 1991 году, когда сократилась реализация основных продуктов: мясо и птица — на 21%, молоко — на 13%, масло животное — на 18%, масло растительное — на 17%, сахар — на 20%, картофель — на 17%, овощи — на 22%.

В разрухе пребывало все, что создал советский народ: промышленное производство, сельское хозяйство, наука, культура, образование. Это разрушение было самым всеобъемлющим в XX веке. Ни Первая мировая война, ни октябрьский переворот 1917 года, ни Великая Отечественная не приводили к столь плачевным и глобальным последствиям — экономическому кризису, в который повергли Россию «младореформаторы».

Согласно докладу «О состоянии здоровья населения РФ в 1992 году», за 1992 год численность безработных увеличилась почти в 10 раз, составив к началу следующего года 577 тыс. человек. Доктор экономических наук профессор Валентин Кудров в учебнике «Мировая экономика» пишет, что в 1991 году уже существовала скрытая безработица, достигавшая 35% трудоспособного населения.

Кибальчиш на капитанском мостике

Готовиться к своей особой роли в судьбе советской Родины Гайдар начал еще в 1983 году. Тогда в качестве эксперта он сотрудничал с государственной комиссией, которую учредил Юрий Андропов. Ее коллектив изучал возможности хозяйственных реформ в рамках существующей социалистической экономики. Основным местом работы Гайдара, впрочем, оставался Всесоюзный НИИ системных исследований. Его руководителем во ВНИИСИ, а позже в Институте экономики и прогнозирования научно-технического прогресса АН СССР был известный экономист, автор программы «500 дней» Станислав Шаталин, одним из сотрудников — Петр Авен, будущий подельник по реформам.

По словам Гайдара, задачей сформированной Андроповым комиссии была подготовка умеренной программы экономических изменений. Заказчиком таких реформ было молодое поколение членов Политбюро под предводительством Горбачева. За основу преобразований предлагалось взять венгерские экономические реформы 1968 года. Реформа хозяйственной системы в Венгрии предусматривала мягкое внедрение рыночных механизмов в плановую экономику: отмену директивных плановых показателей в целых отраслях, изменение показателей оценки работы предприятий, создание фонда участия трудящихся в распределении прибыли и т.д. В конце концов предложения андроповской комиссии были отвергнуты, но Гайдар оказался вовлечен в группу экономистов, которая активно искала методы преобразования явно нездоровой, на их взгляд, советской экономики.

Начиная с 1986 года экономисты, ломавшие голову над реформами в СССР, стали собираться на семинары. Первая такая встреча состоялась в пансионате «Змеиная горка» в Ленинградской области. В семинарах участвовали две группы специалистов — московская, в которую входил Егор Гайдар, и ленинградская, которую представлял, в частности, Анатолий Чубайс. Они обсуждали разрастание финансового кризиса в Советском Союзе, реформирование банковской системы, проблему прав собственности.

По воспоминаниям Виктора Алксниса, будущий реформатор скорее был сторонником «РЕГУЛИРУЕМОЙ ГОСУДАРСТВОМ рыночной экономики и был категорическим противником стихийного рынка образца XIX века, который он "успешно" построил в России».

Со временем взгляды Егора Гайдара эволюционировали от представления о необходимых переменах в экономике СССР до уверенности в том, что саму эту экономику следует демонтировать как не имеющую права на существование. Уже в 1988 году участники семинара договорились до того, что крах СССР неизбежен. Гайдар, как он утверждает, пришел к этой мысли позже — только в 1990 году, после отказа от программы «500 дней», предложенной Шаталиным и Явлинским.

Окончательное и бесповоротное решение идти во власть Гайдар принял в августе 1991 года, в дни путча. Тогда он покинул КПСС, в рядах защитников Белого дома познакомился с Геннадием Бурбулисом, который и убедил Ельцина доверить реформы именно ему. К этому времени команда Гайдара была фактически сформирована: почти весь «классический состав», включая и Чубайса, и Авена, участвовал в семинаре в венгерском Шопроне в июле 1990 года, а весной 1991-го — в конференции во Франции. С сентября 1991 года эта команда разрабатывала реформы уже на 15-й даче в Архангельском.

Считается, что Гайдар повел себя мужественно, возглавив реформы. В либеральной среде бытует такая героическая легенда о том, что все ушли, а Мальчиш-Кибальчиш остался. «Гайдар был человек крайне мужественный… Его очень легко можно представить на капитанском мостике, когда корабль сел на мель и тонет. И он дает команды. Ему это очень просто давалось, он был очень смелый», — живописует коллегу Петр Авен в интервью журналу «Forbes».

Так же себя воспринимал и сам Гайдар. Поэт и эмигрант Наум Коржавин однажды передал рассказ одного из американских экономических советников о том, как они, собравшись «лечить» российскую экономику, «вскрыв тело “больного” на операционном столе, с удивлением обнаружили, что внутренние его органы устроены совсем не так, как их учили в университетах. Этого было достаточно, чтобы большинство иностранных молодых специалистов отказалось от участия в престижном эксперименте и уехало». А Гайдара удержало научное любопытство.

«Вы действительно считаете, что если бы в условиях экстремального кризиса конца 91 — начала 92 года мы поступили так, как описываемые вами американские экономисты, дело пошло бы лучше?», — патетически воскликнул тогда реформатор.

На самом деле вся эта история с незаменимым Гайдаром у руля — миф, сказка все про того же Мальчиша-Кибальчиша. Ее для собственной реабилитации придумала кучка либералов, проводивших эти реформы и/или что-то в результате оных поимевших. В стране существовал мощный класс компетентных советских руководителей, работавших в реальной экономике, которых Гайдар, Чубайс и Кох насильно вытесняли даже из отраслей, из руководства предприятиями, как ненавистных «красных директоров».

Были вполне готовые проводить реформы Григорий Явлинский, Станислав Шаталин, Аркадий Вольский, Юрий Скоков и много кто еще. Но Ельцин с хорошо известным упрямством прораба провел во власть Гайдара. Тому было несколько причин. Чудакова пишет об этом так: «Ельцин устал от тех, про кого в России говорят — "мужик": "отличный мужик", "настоящий мужик". Устал от их мата, густо покрывающего поле любой беседы… И вот перед ним был тот, к кому слово "мужик" совсем не прилипало»… Как и все интеллигентские представления о Гайдаре, эта версия придумана для эстетического применения — ради вычуры и красоты.

Во-первых, Гайдар пообещал Ельцину именно обвальный характер реформ. Постепенные преобразования, растянувшиеся на годы по тому же венгерскому сценарию, не могли бы удовлетворить уральского строителя, чудом прорвавшегося во власть. Не настолько суверенно там, во власти, он себя чувствовал. Ельцину нужно было экономическое чудо за полгода, которое он мог бы в пику коммунистам предъявить народу: вот, они не могли, а я — смог. Во-вторых, Гайдар посулил Ельцину крупную денежную поддержку со стороны Международного валютного фонда. А «американский обком» связывал такую поддержку со своим желанием видеть во власти исключительно тех людей, которые были бы ему выгодны для полной и максимально мстительной победы в холодной войне. США нужны были Козырев, Гайдар, Чубайс и Кох, чтобы организовать в новой России распродажу активов, утечку военных технологий, обнищание и смертность населения, разгул криминала и войну. Все это Гайдар им обеспечил.

Как предавали Россию. А. Чубайc. Платформа "Русь"

Как предавали Россию. А. Чубайс. Часть 1

«Отец приватизации» много лет учился ненавидеть свою страну в Белоруссии, на Украине и в Австрии...

Как сообщили на днях СМИ, материалы дела полковника Владимира Квачкова, которого обвиняют в попытке вооруженного переворота и содействии террористам, переданы в прокуратуру. Внимание общественности к судебному «хождению по мукам» отставного полковника ГРУ привлекает отнюдь не официальное обвинение. Истинная причина, по которой российская Фемида мертвой хваткой вцепилась в военного, — резонансное дело о покушении на Анатолия Чубайса. Хотя затянувшийся уголовный сериал уже давно следовало бы переквалифицировать по статье о предательстве и на скамье подсудимых должен сидеть отнюдь не Квачков, а тот, кто в 90-е с завидной частотой бил себя кулаком в грудь и брал «ответственность на себя». Да так до сих пор и не взял.

Детство

Для того чтобы лучше понять причины непотопляемости и особое место феномена под названием «Чубайс» в новейшей российской истории, имеет смысл отследить аппаратно-политическое происхождение и основные вехи трудовой биографии политика, который сначала самозабвенно крушил советскую систему, а затем, расчистив цивилизационное пространство, занялся постановкой грандиозных социал-дарвинистских экспериментов над населявшими его народами. В данном контексте Анатолий Борисович интересен не столько как личность, сколько как знаковая фигура или символ эпохи, а точнее говоря, стоящих за ним сил, которые до сих пор контролируют политический процесс в России.

Следуя хронологическому принципу, начнем издалека. То есть с детства — периода жизни, когда закладывается если не осознанное отношение к действительности, то во всяком случае определенное мироощущение. Толик появился на свет в 1955 году в белорусском городе Борисов, в нежном возрасте абсолютно не выказывал задатков будущего «либерального терминатора» и ниспровергателя коллективистских устоев советского общества. Детство проходило в стандартном среднестатистическом советском ключе. Казалось бы, сын офицера, ветерана ВОВ, преподававшего марксизм-ленинизм, должен быть в наименьшей степени предрасположен ко всякого рода диссидентским веяниям. Мать нашего будущего антигероя, Раиса Сагал, была экономистом. Данное обстоятельство, судя по всему, оказало решающее влияние на профессиональный выбор ее сына. Оставаясь практически всю жизнь домохозяйкой, она могла уделять достаточно внимания детям. И влиянием мамы, надо думать, юный Толик, в отличие от жертв его антисоциальных постсоветских экспериментов, обделен не был. Как видим, в фамилии родительницы содержится недвусмысленное указание на нерусские корни подрастающего реформатора. Безупречной «пятой графой» не мог похвастать и Борис Матвеевич Чубайс (вообще фамилия Чубайс латгальского или, проще говоря, прибалтийского происхождения). В общем, особых личных (генетических) поводов испытывать пламенную любовь ко всему русскому, надо признать, у великого ваучерного комбинатора не было. 

В памяти нашего героя, по его собственному признанию, сохранились воспоминания о «кухонных прениях» отца и старшего брата Игоря Чубайса (будущего социального философа и идейного антагониста Анатолия), который вступал в полемику с отцом по поводу адекватности и перспектив советского строя. Как утверждает сегодня Анатолий Борисович, уже на заре туманной юности его симпатии были на стороне брата, изобличавшего пороки советской системы.

Можно предположить, что первый урок космополитизма наш герой получил в «Одессе-маме», где пошел в школу, после чего судьба отпрыска военного забросила его во Львов, где в середине 1960-х еще были живы воспоминания о «славном» бандеровском прошлом. Не исключено, что первый опыт агрессивной и деятельной ненависти ко всему исконно русскому был получен именно здесь. Наконец, в 1967 году семья перебирается в Ленинград, где, по собственным словам, Анатолий учился в школе с военно-патриотическим воспитанием.

Однако, судя по всему, патриотический «корм» оказался «не в коня». Об этом свидетельствует целая серия более поздних воспоминаний достаточно откровенного свойства: «...я ненавижу советскую власть. Более того, я мало что в жизни ненавижу так, как советскую власть. И особенно ее позднюю стадию. В моей жизни ничего омерзительнее, чем поздняя советская власть, не случалось». А вот еще один весьма красноречивый пасквиль на окружавшую в то время «товарища Чубайса» действительность. Риторическое самооправдание будущих антисоветских деяний «без купюр» звучит так: «Для многих нормальных людей школьные годы — это счастливое детство. А я ненавидел свою школу. Школа была с продвинутым военно-патриотическим воспитанием. Мы ходили на построения в форме с воротничком, как у военных моряков, и пели песню: "Солнышко светит ясное, здравствуй, страна прекрасная!” Не вызывает у меня моя школа нежных чувств. И главное воспоминание состоит в том, что мы с друзьями как-то раз решили ее разобрать на части, а лучше поджечь. Мы сумели оторвать только одну ступеньку на крыльце и чайку, приваренную на военно-патриотическом памятнике. Большего ущерба мы нанести ей не могли. Но ненавидели мы ее все вместе».

Юность

Не меньше «оплеух задним числом» достается духовной alma mater Чубайса — Ленинградскому инженерно-экономическому институту им. Пальмиро Тольятти (ЛИЭИ), который тот закончил по специальности «экономика и организация машиностроительного производства»: «Что касается института, то мне все время казалось, что жизнь никак не начнется и проходит зря. У меня было только одно чувство: когда же закончатся все разговоры и, наконец, удастся заняться каким-то нормальным полезным делом?» Складывается такое впечатление, что будущий глава Госкомимущества России, организовавшего большой приватизационный «дербан» госсобственности с последующим растаскиванием ее по частным лавочкам и карманам, «нормальное полезное дело» по странной логике усматривает исключительно в полной дезорганизации экономики и уничтожении «машиностроительного производства». Венчает эту душераздирающую ретроспективную самоапологетику обескураживающее признание: «...я просто антинародный».

В общем, с юности наш герой демонстрировал девиантное поведение, не вписывающееся в социалистические нормы. В качестве подтверждения поэтического парафраза «когда б вы знали, из какого сора растут Чубайсы, не ведая стыда» можно привести фотографический артефакт — снимок 1967 года, на котором запечатлен долговязый Толик, с собственноручной надписью весьма самоуничижительного свойства: «Я — форменный урод с 5000 веснушек и рыжими волосами. Как только девочки меня любят? Вероятно, я очень умный». В подписи с равной степенью вероятности угадывается как типичное проявление «комплекса Наполеона», так и неприкрытое кокетство и упоение собственной интеллектуальной «богоизбранностью».

Судя по воспоминаниям одногруппников будущего «ржавого младореформатора», тот зарекомендовал себя как дисциплинированный школяр и не более того. Многие отмечают его нацеленность на административную карьеру. Абсолютный идейный релятивизм и даже концептуальную всеядность будущего запевалы рыночных реформ подчеркивает тот красноречивый факт, что молодому Чубайсу удалось получить вожделенную рекомендацию в члены КПСС. Не правда ли, странное стремление для либерального диссидента? Искренни ли намерения нашего антисоветчика? Или все последующие заверения относительно изначального идеологического неприятия концепции «совка» — всего лишь запоздалые оправдания банального конъюнктурщика?

Зрелость

Впрочем, концептуальное двурушничество г-на Чубайса с самого начала приносит свои плоды. После защиты диплома он остается на «родной» кафедре сначала инженером, а затем ассистентом и председателем совета молодых специалистов. Несмотря на кичливый антисоветизм «задним числом», Чубайс делает себе научное имя на исследовании и разработке «методов планирования, совершенствования управления в отраслевых научно-исследовательских организациях», то есть декларируя ставку на совершенствование, а вовсе не на ниспровержение советской «системы хозяйствования». В результате получает поздравления по случаю присуждения ученого звания доцента.

Но истинное интеллектуальное вскармливание будущий цивилизационный «деконструктор» получил отнюдь не на советской Родине. Как указывает ряд источников, в конце 1970-х годов Анатолий Чубайс стажировался в Международном институте прикладного системного анализа. Речь идет об учебном заведении, учредителями которого в 1972 году (в самый разгар объявленной «разрядки международной напряженности») стали Великобритания, США и Советский Союз, а располагалось оно в Лаксенбурге, респектабельном пригороде Вены. «Головной конторой» этого детища тогдашней «перезагрузки» в СССР стал Всесоюзный научно-исследовательский институт системных исследований. Без преувеличения можно сказать, что эта международная учебная институция стала настоящим инкубатором будущих прорабов развала советской системы. В числе их особо выделяются господа Гайдар, Чубайс, Нечаев, Шохин, Ясин, Мордашов и Гавриил Попов. В предместье австрийской столицы «могучая кучка» будущих младореформаторов активно впитывала в себя либеральные по сути идеи перевода советской плановой экономики на рыночные рельсы.

Вызывает неподдельное удивление тот факт, что в эпоху всевластия КГБ, руководимого Юрием Андроповым, в капстраны не могла проскочить ни одна мышь, не говоря уже о Чубайсе. Тем не менее будущий реформатор выезжает в Австрию.

В условиях продолжающейся холодной войны и непрекращающегося идеологического противоборства двух систем советские ученые были практически обречены на то, чтобы впитывать либеральные догмы в окружении многочисленных сексотов западных спецслужб. История, конечно, умалчивает, в отношении кого акт реальной вербовки можно считать свершившимся фактом. Однако практически не вызывает сомнения, что процесс приобщения к «общечеловеческим ценностям» не прошел бесследно для его непосредственных участников.

По крайне мере, когда Михаил Горбачев в конце 1980-х годов дал отмашку «демонам перестройки» выйти из тьмы, завсегдатаи венских семинаров все как один оказались востребованы на ниве развала советской экономики. Основав мимоходом в Питере клуб «Перестройка», который декларировал продвижение идей «демшизы» в народные массы, Анатолий Борисович осуществил свой первый карьерный блиц-криг. Начав стремительное восхождение по аппаратной лестнице с должности первого заместителя председателя Ленинградского горисполкома, «широко известный в узких кругах» заштатный экономист всего за два года вознесся до постов министра, а затем и вице-премьера общероссийского масштаба.

В период перестроечной смуты лучшей рекомендацией кандидата на участие в объявленной Михаилом Горбачевым реформаторской вакханалии могла быть заявленная готовность идти по трупам. С чем Анатолий Борисович блестяще справился, опубликовав в соавторстве с рядом соратников в шестом номере журнала «Век ХХ и мир» свой программный «Майн кампф» под красноречивым названием «Жестким курсом». Речь идет об аналитической записке, в которой, по сути, прописывается пошаговая инструкция по переходу к рыночной экономике в СССР.

В частности, в записке не делается секрета из того, что «к числу ближайших социальных последствий ускоренной рыночной реформы относятся общее снижение уровня жизни, рост дифференциации цен и доходов населения, возникновение массовой безработицы». Ее авторов также ничуть не смутило, что «это повлечет сильнейшее социальное расслоение и возникновение с высокой вероятностью экономических забастовок в базовых отраслях промышленности и политических забастовок в крупных городах».

Далее идут рекомендации по ужесточению мер по отношению к тем силам, которые покушаются на основной костяк мероприятий реформы, включая «роспуск профсоюзов, запрет на забастовки, контроль за информацией, прямое подавление по отношению к партийно-хозяйственному активу, ограничение полномочий и роспуск представительных органов». О том, что рост благосостояния населения с самого начала не являлся целью затеянных младореформаторами преобразований, свидетельствует следующее эпистолярное откровение г-на Чубайса и Кo, достойное пера гитлеровских идеологов: «Население должно четко усвоить, что правительство не гарантирует работу и уровень жизни, а гарантирует только саму жизнь».

О том, что права человека, свобода слова и прочие ценности, поднимавшиеся на щит антисоветской пропагандой, не имели в глазах крушителей устоев советского общества никакого значения, показывает еще один предельно циничный пассаж, согласно которому в том случае, если курс реформ будет «подвергаться беспощадной критике, подрывая их легитимность», предлагается «задержать принятие законов о печати и политических партиях и поставить под контроль все центральные средства массовой информации».

Продолжение читайте в материале: Как предавали Россию. А. Чубайс. Часть 2

Как Егор Гайдар стал вице-премьером и окончательно развалил экономику России

 http://www.gazetanv.ru/images/uploaded/85/CHubaiys_s_Gaiydarom.jpg

В 1980 году Гайдар пришел на работу во Всесоюзный НИИ системных исследований, и в  одной лаборатории с Гайдаром работали тогда будущие министры и нынешние миллиардеры - Петр Авен (вошедший в правительство реформаторов в 1991 году), Олег Ананьин, Вячеслав Широнин.

В 1983 году Гайдар знакомится с Анатолием Чубайсом, который был неформальным лидером ленинградской группы экономистов из Инженерно-экономического института.
Два будущих «приватизатора» начали активно сотрудничать.

В 1986 году ленинградские и московские экономисты, работавшие над проблематикой реформ, собрались на экономическом семинаре в пансионате «Змеиная горка», где Гайдар и Чубайс, встречалась отдельно от основной группы, чтобы обсудить реформы в ключе рыночных преобразований. Сегодня сам Чубайс вспоминает, что обсуждения радикальных капиталистических преобразований не выносились в публичную дискуссию и не публиковались - в то время это могло быть опасно. Затем похожие семинары проводились в 1987 и 1988 годах, где обсуждался уже переход к рыночной экономике, а на встрече с Чубайсом и его группой в 1988 году, по утверждению Гайдара, впервые была ясно сформулирована идея неизбежного краха Советского Союза.

В это время будущий реформатов полностью погрузился в советскую журналистику – с 1987 по 1990 годы Гайдар занимал должность редактора и заведующего отделом экономической политики в журнале ЦК КПСС «Коммунист», а в 1990 году заведовал отделом экономики газеты «Правда».



Политический взлет Гайдара начался после его знакомства с государственным секретарем РСФСР Геннадием Бурбулисом во время защиты Белого дома в ночь с 20 на 21 августа 1991 года. Впоследствии Бурбулис предложил Ельцину поручить команде Гайдара разработку программы реформ.

Уже в октябре 1991 года Ельцин познакомился  с Гайдаром и решил формировать правительство реформаторов на основе его команды. Гайдар должен был руководить работой кабинета и непосредственно отвечать за весь финансово-экономический блок.

По большому счету, звезда Гайдара взошла вследствие слабой экономической подготовки самого Бориса Николаевича. Сначала Гайдар стал личным спичрайтером Ельцина – уже на съезде  народных депутатов РСФСР в октябре 1991 года Ельцин выступил с программной речью, и основные положения выступления Ельцина, касающиеся экономической реформы, были подготовлены Гайдаром.

Уже в ноябре 1991 года Егор Гайдар назначается заместителем председателя правительства РСФСР по вопросам экономической политики. В декабре Гайдар участвует в переговорах в Беловежской пуще, готовит окончательный текст Соглашения о создании Содружества Независимых Государств.

На посту вице-премьера по вопросам экономической политики Гайдар пробудет до 2 марта 1992 года, занимая до 2 апреля 1992 года еще и пост министра финансов Российской Федерации.

Вплоть до декабря 1992 года Егор Гайдар был первым заместителем Председателя Правительства Российской Федерации и исполняющим обязанности Председателя Правительства Российской Федерации.

В 1992 году правительство Гайдара заключило контракт с частной американской детективной компанией «Кролл» (по воспоминаниям Гайдара, это произошло после письма двух высокопоставленных сотрудников разведки Ельцину), которой поручался поиск информации о счетах и зарубежных фондах, подконтрольных КПСС, а также зарубежных активов «принадлежащих русским и бывшим советским государственным предприятиям и физическим лицам, с целью установления соответствия этих фондов и активов российским законам по валютному регулированию и контролю».

Деньги детективам были заплачены (по данным «Новой газеты», по тем временам оплата компании «Кролл» составила 1,5 млн. долларов), отчет был предоставлен в Правительство, а судьба «золота партии» не известно до сих пор.

Тогда же в Россию стали прибывать зарубежные советники. Сегодня уже известно, что в правительстве Гайдара орудовало более тысячи иностранных, прежде всего - американских советников. В течение всего этого периода подчиненные прозападным олигархам СМИ резко выступали против любой попытки анализа роли США в организации тотального разграбления России.



Напротив, СМИ постоянно вещали о полной ущербности русской цивилизации и превосходстве западной, подтасовывали исторические факты, унижая исторические заслуги нашего государства.

Программа разрушения экономики России проходила под позитивными лозунгами приобщения к мировой цивилизации на основе метода «шоковой терапии».

Шоковая терапия была составной частью гайдаровского перехода от плановой к рыночной экономике. Эта терапия была спланирована и проведена по заданию ЦРУ группой профессора Джеффри Сакса из Гарвардского университета. В 1992-1994 гг. более тысячи иностранных советников вошли в штатные структуры министерств и ведомств.

Интересно, что сами американцы, работавшие в то время в России, до последнего будут нахваливать Гайдара за его кардинальный рыночный подход к переделу экономической системы.

Так, американец Андерс Аслунд, один из трех главных иностранных советников Гайдара в период «шоковой терапии», после смерти Гайдара заявил, что его зря обвиняли в гиперинфляции. «На самом деле ее главной причиной был бюджетный дефицит. Гайдар пришел к власти с поколением, которое первоначально попыталось реформировать СССР, но по воле судьбы было вынуждено координировать его распад», - заявил бывший советник.

После смерти Гайдара американская газета «Нью-Йорк таймс» напишет о том, что Егор Тимурович «руководил самым грандиозным переходом от коммунистического режима к капитализму, но соотечественники заклеймили его позором, возложив на него вину за последующее десятилетие нищеты». Именно реформы Гайдара, по мнению этого американского СМИ, помогли России выстоять в 90-х и даже выдержать удары финансового кризиса в 2008-2009 годах.

Друзья, не надо быть крупным экспертом в области геополитики, чтобы понять, какой ложью пронизаны публикации о Гайдаре в этом уважаемым печатном издании. Становится ясно, что те действия, которые проводили американские советники в России в смутное время, и сегодня остаются под грифом секретности – раскрывать подробности унизительного разбазаривания своего государства не выгодно ни российской, ни американской сторонам.

Оттого и такая реакция за рубежом, которую, наверное, пока еще не заслужил ни один из умерших политиков 90-х годов. Например, агентство «Би-би-си» после смерти Гайдара называло его главным архитектором российских реформ: 

«Гайдар был убежденным сторонником праволиберальной экономической модели, ассоциируемой с именами Милтона Фридмана и Фридриха Хайека, - полагают журналисты холдинга. - За год работы Гайдар и его команда ликвидировали в России планово-распределительную систему и запустили механизмы рынка, провели либерализацию цен, начали приватизацию, ликвидировали дефицит и очереди, ввели конвертируемость рубля и свободу внешней торговли», - отмечают американские эксперты.

И действительно, Гайдар «рулил» российской экономикой по времени всего-то около одного года. Пи этом все реформы Гайдара сопровождались гиперинфляцией, потерей сбережений, спадом производства, особенно военной и неконкурентоспособной на мировом рынке продукции, снижением уровня жизни граждан и ростом дифференциации доходов.

http://newsfromweb.ru/images/news3/B292EB27408B.jpg

2 января 1992 года цены на все товары, кроме стратегических, были отпущены в «свободное плавание», а зарплата «бюджетников» (практически все работающее население станы) почти не увеличилась.

Начался процесс массового обнищания населения. Уже к концу 1992 года цены на основные товары потребления выросли в 50 раз. Основная масса населения страны лишилась всех своих сбережений, накопленных за долгие годы плановой советской стабильности.

Был утрачен контроль над хозяйственными связями российских предприятий, не было планирования расхода бюджетных средств, возникла острейшая нехватка оборотных средств. Очень быстро государство перестало иметь возможность контролировать работу ключевых предприятий, на всех уровнях власти и экономики начали возникать посредники и сложившиеся к этому времени сетевые структуры, в том числе национальные, криминальные, или состоящие из бывших политработников и комсомольских вождей.

Американские советники в том время создавали условия для разграбления научного потенциала России и его последующего разрушения. В повестку дня встал вопрос о государственной собственности – ведь за его решением открывалась дорога к несметным природным богатствам российских недр.

Новой опорой власти стала малочисленная группировка успешных коммерсантов ранней волны. Именно им, будущим прокремлевским олигархам, было уготовано стать посредниками между российским народом, стремительно обнищавшим, и геополитическим Западом, по передаче активов в качестве контрибуции за поражение в 40-летней войне. Судьба народа была предрешена – нищета, бесправие, и фактическое рабство.